Юрий Николаевич Горин

75 лет прошло с первого мирного дня, ознаменовавшего Победу в Великой Отечественной войне. О том страшном времени мы знаем из документов, художественных книг, из военной хроники, а еще из воспоминаний ветеранов. Мы – последнее поколение, которое видело и общалось с непосредственными участниками тех роковых лет.

Ю. Н. Горин с супругой Антониной

О жизни в военные годы, о том, какой ценой досталась нам Победа, мы знаем также из рассказов «детей войны» – обыкновенных деревенских мальчишек и девчонок, имеющих сейчас статус тружеников тыла. Одним из них был Юрий Николаевич Горин – житель села Репьевки.

Он родился в Репьёвке и всю жизнь прожил в родном селе. Здесь окончил школу, женился, вместе с женой Антониной вырастил и воспитал двух дочерей, работал на грузовике и бензовозе, возил председателей колхоза.

Трудовой стаж Юрия Николаевича – 54 года, он имел звание «Ветеран труда».

Его воспоминания о военном детстве бережно сохранили в Репьёвской сельской библиотеке. Предлагаем и вам познакомиться с рассказом Юрия Николаевича.

 

«Я родился в 1932 году и поэтому время Великой Отечественной войны помню хорошо. С самого начала войны я работал на колхозных полях. Озимая рожь была такой высоты, что не было видно лошади, если едешь на ней верхом.  На комбайнах и тракторах тогда работали женщины: Александра Прошкина, Вера Гринина, Антонина Шишичкина, Антонина Кузьмина. Я на паре лошадей возил из-под комбайнов зерно на колхозный ток. Выгружали зерно из комбайна во время движения, чтобы не было простоя. 

А на току я зерно вручную сваливал лопатой. Там женщины вручную веяли его на ветру, освобождали от мусора.

Косили рожь и косами. Моя мама скашивала по 1 га ржи в день, а мужчины косили только по 0,25 га. Косы были с грабельцами, чтобы рожь ложилась ровно в рядки. Из неё вязали снопы, складывали в крестцы. В каждом крестце должно было быть по 13 снопов. 4 крестца составляли копну.

В нашем колхозе «Путь Коминтерна» снопы молотили лошадьми, три лошади крутили круг. Потом, когда времена стали лучше, лошадей заменили трактора.

Зерно возили не только на свой ток, но и на элеваторы в Тамалу и Турки. Ездили в обозе по 10-15 подвод. Если доставалось место не у ссыпной ямы, то приходилось таскать зерно мешками. Приезжали с работы поздно, уставали сильно. Один раз я так устал, что не пошёл утром на работу. Мама меня пожалела и оставила дома отдохнуть хоть денёк, но пришел бригадир и забрал меня на работу.

Помню, как бороновали свои огороды на своих коровах. На пару коров надевали ярмо, каждая хозяйка вела свою корову, так и работали. Ещё нужно было подобрать коров, чтобы они дружно ходили в одном ярме. Зерно сеяли руками из лукошка. Мы развели много кроликов, были у нас и свиньи. Вот только шкуру от зарезанной свиньи или овцы нужно было обязательно сдать государству.

Во время войны через село часто проходили нищие. Мой дед, несмотря на ворчание бабушки, разрешал им ночевать в своём доме. Конечно же, с ними делились и едой.

Когда наступал учебный год, мы учились в нашей Репьёвской школе, директором в ней был Платон Фёдорович Муренин. В школе было тепло.

Обуты большинство детей были плохо, но у меня были валенки. Некоторые ребята зимой обували шахтёрские галоши, поэтому они не ходили, а бегали, т. к. было холодно.

 Я окончил в этой школе 7 классов, год работал в колхозе: убирал лошадей, пас их.  

С детских лет я помогал отцу Николаю Маркеевичу Горину вести домашнее хозяйство, в уборке сена, маме помогал полоть картошку и овощи на огороде. Но мирное время закончилось, началась Великая Отечественная война. Один за другим уходили наши земляки на фронт.

В 1943 году пришла повестка и моему отцу. Он крепко обнял меня, 11-летнего, и сказал: «Остаёшься за хозяина, а мне надо Родину защищать. Но мы с тобой, сынок, обязательно встретимся». Он поцеловал маму и ушел, ушел навсегда. Два года от него приходили письма, он сообщал о себе, что жив и здоров, воюет с врагами. Но в 1945 году пришла похоронка с известием о том, что он погиб в польском городе Познань при взятии крепости Цитадель.

В 1951 году меня призвали на срочную службу. Служил я в контрразведке, возил командира штаба. Наша часть располагалась в том самом городе Познань, где погиб мой отец. В то время в Польше каждый год отмечали 9 мая, местные жители очень чтили память советских солдат, погибших за освобождение их страны от фашистских полчищ. С благодарностью местные жители ухаживали за памятниками и братскими могилами.

 

Ю. Н. Горин у могилы отца

Шел второй год моей службы. Накануне 9 мая в 1953 году я никак не мог уснуть. Утром я повез командира штаба на мероприятие, посвященное Дню Победы, проходившем на мемориальном кладбище погибшим солдатам. На одной из братских могил я прочитал фамилию, имя и отчество своего отца, его год рождения. В душе у меня все смешалось: и радость от встречи с отцом, и горе от того, что стоял у его могилы, и гордость за отца-воина. В эти секунды я вспомнил последние слова отца: «Мы еще с тобой, сынок, обязательно встретимся».

Вот так через 10 лет я встретился с отцом».

Постоянная ссылка на это сообщение: https://mukrmcb.ru/2020/05/19/%d1%8e%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%b8%d1%87-%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%bd/

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.